понедельник, 21 сентября 2015 г.

На малых выборах - как в капле воды...


Самые неожиданные результаты голосования на последних выборах оказались в муниципалитетах. Многие избиратели отдавали свое предпочтение "малым" партиям, не представленным в Госдуме, и те кое-где даже потеснили "Единую Россию". Возможно, так россияне отреагировали на итоги недавней реформы (или, вернее, контрреформы) местного самоуправления, приведшей к массовой отмене выборности мэров. Готовы ли мы постоять за власть "на местах", разбирался "Огонек" ( Ольга Филина )

На региональных выборах в России — и прошедший единый день голосования не стал здесь исключением — соревнуются не столько партии, сколько два подхода к управлению страной. Называть их можно по-разному, но суть известна: одни за "вертикаль", другие за какое-никакое, а все же самоуправление. В последние годы преимущества "партии первого подхода" очевидны. Однако выборы 13 сентября показали, что сторонники "самоуправства" в России еще активны, и их политические амбиции угасли не совсем.

Сначала казалось, что сентябрьские выборы никаких сюрпризов не несут, и политологи еще до оглашения итоговых результатов начали писать обычные тексты про "уверенную победу "Единой России"". Однако заминка случилась, когда к середине прошлой недели независимые наблюдатели и ЦИК добрались до окончательного подсчета голосов на выборах низшего звена — в районные советы и думы.

— Выяснилось, что результаты там очень интересные,— пояснил Аркадий Любарев, сопредседатель движения "Голос", эксперт КГИ.— В горсовете дагестанского Буйнакска большинство мест заняла "Партия ветеранов", в Ужурском районе Красноярского края лидирует "Партия возрождения села" с 43 процентами голосов, в Спасском районе Приморского края популярной оказалась "Партия дела", в Аскизском районе Хакасии — "Патриоты России"... Почти везде "Единую Россию" кто-то, да потеснил, а непарламентские партии добились внушительных успехов.

Оживление политики на муниципальном уровне признали "свершившимся фактом" и встал вопрос: чье это достижение? Власть говорила, что ее: мол, вся реформа местного самоуправления, инициированная год назад, к тому и вела. Оппозиция хвалила себя, поясняя, что страна пожинает плоды протестного голосования. А на деле, похоже, успехов добились сами россияне, наконец-таки связавшие свои реальные проблемы с правом политического выбора — кому-то отдать свой голос, у кого-то голос забрать. Логично, что в Буйнакске, через который прокатились фронтовые беды, победила "Партия ветеранов", а в сельском Ужурском районе — "Партия возрождения села": избиратели, как оказалось, могут отдавать предпочтение не только "Единой России", выражая свою лояльность вертикали, но и голосовать, исходя из особенностей местной политической повестки. Так что у сторонников развития местного самоуправления появился осязаемый козырь.

Расклад игры, впрочем, таков, что воспользоваться им будет проблематично.

Четверти века как не бывало

Так вышло, что минувшими выборами, над необычными итогами которых страна размышляла всю прошлую неделю, мы отметили сразу несколько важных юбилеев, посвященных как раз институту местного самоуправления в России.

Во-первых, 25 лет исполнилось принятию первого закона СССР 1990 года "Об общих началах местного самоуправления и местного хозяйства". Этот документ, несправедливо позабытый сегодня, отменял тогдашнюю "вертикаль власти" — соподчиненность нижестоящих советов и их исполкомов вышестоящим, а также наделял советы налоговой базой. Иерархическая структура СССР, каркас управления тут же затрещали по швам.

Во-вторых, 20 лет назад были одобрены три закона новой России, сформировавших структуру местного самоуправления (МСУ) на годы вперед: о самом МСУ, о его финансовых основах и "Об обеспечении конституционных прав граждан избирать и быть избранными" в органы МСУ. Региональные власти всех уровней именно тогда, в 1995 году, обязали проводить конкурентные выборы. Что позволило России уже два года спустя ратифицировать Европейскую хартию местного самоуправления.

Наконец, 15 лет исполняется современным административным упражнениям над местным самоуправлением, которые со временем вылились в повседневную политическую практику и едва ли не идейное течение: как раз в 2000 году в Госдуму впервые внесли законопроект с удивительным содержанием — разрешить губернаторам назначать и снимать со своих должностей избранных мэров городов с населением свыше 50 тысяч человек. Законопроект был одобрен инстанциями, но все же не прошел тогда — как противоречащий и Конституции РФ, и Европейской хартии местного самоуправления. Так началась эпоха позиционной войны между двух управленческих концепций, список "решающих битв" которой на сегодняшний день весьма обширен.

Заметим, что ту свою задумку времен 2000 года — о подчинении мэров губернаторам — власти удалось фактически реализовать накануне минувших выборов. Разумеется, не в таком "лобовом" варианте, как планировалось изначально, а изящнее. Вдобавок к трем имевшимся в России формам местного самоуправления (их описали в законе об МСУ 2006 года, см. "Детали"), основанным так или иначе на выборном принципе, добавился четвертый — руководителя муниципалитета (мэра города) отныне разрешалось нанимать по контракту специальной конкурсной комиссией, наполовину состоящей из доверенных лиц губернатора. И что самое важное: решать, по какой из четырех схем будет жить тот или иной муниципалитет, с 2014 года тоже стал губернатор.

— Эти поправки в закон об МСУ приняли очень тихо,— поясняет Владимир Гельман, профессор факультета политических наук и социологии Европейского университета в Санкт-Петербурге,— доведя, таким образом, контрреформу местного самоуправления, начатую в 2000-е годы, до логического конца. Все были так заняты прочими катаклизмами, что отмену выборов мэров просто "проглядели": ни в Госдуме, ни в правительстве, ни в публичном пространстве не нашлось никого, кто бы мог или хотел защитить этот институт.

В результате к сентябрю этого года в стране осталось только 10 столиц субъектов РФ и считанные единицы периферийных городов (в основном наукограды), сохранивших право выбирать себе мэра.

— Города были просто встроены во властную вертикаль,— поясняет политолог Дмитрий Орешкин.— Крупные региональные столицы оказались обезглавлены, конкуренция между мэрами и губернаторами, считавшаяся нервом политики в субъектах РФ, закончилась. Система стала более управляемой.

Справедливости ради заметим, что, отказав в выборах мэров, россиянам вернули выборы губернаторов. Но замена оказалась с подвохом: выборы — это ведь такой специфический институт, который плохо переносит "фрагментарное" существование, когда то один, то другой его элемент отсутствует. Поскольку без выборов мэров низовая конкуренция региональных элит лишилась "нерва", то и выборы губернаторов, возвращенные с такой помпой, во многом его утратили и стали управляемее.

— По сути дела, единственным живым уровнем выборного процесса, за которым любопытно наблюдать, где еще осталась конкуренция и который непосредственно касается проблем населения, оказались как раз муниципальные выборы,— считает Дмитрий Туровский, вице-президент Центра политических технологий.— Поэтому мы там и обнаружили такое небывалое разнообразие — партий, результатов голосования, реакций элит.

Как это работает

Городское самоуправление в России, согласно действующему законодательству, имеет несколько вариантов, или моделей, организации

1-я модель

Глава города выбирается на всенародных, конкурентных выборах местными жителями и становится главой местной администрации. Действует в 10 столицах регионов РФ.

2-я модель

Глава города избирается на всенародных, конкурентных выборах местными жителями и становится председателем местной Думы, при этом главой администрации назначают сити-менеджера, отобранного специальной конкурсной комиссией (наполовину состоящей из представителей региона, т.е. губернатора). Действует в Екатеринбурге.

3-я модель

Глава города не участвует в прямых выборах, а избирается депутатами местного Заксобрания из их состава и становится председателем этого Заксобрания. Главой администрации, так же, как и во второй модели, становится сити-менеджер, отобранный конкурсной комиссией. Самая распространенная модель, действует в 42 субъектах РФ.

4-я модель

Глава города избирается депутатами, но уже не из их состава, а из числа лиц, предложенных конкурсной комиссией (наполовину состоящей из доверенных лиц губернатора). Он же возглавляет местную администрацию. Действует в 25 субъектах РФ и продолжает распространяться.

Сибирский парадокс

Власть, конечно, может говорить, что реформа местного самоуправления образца 2014 года привела к оживлению "низовой демократии": при трудностях выхода на средний и высший уровень, гражданская активность сама собой осядет на уровне муниципалитетов. Понятно и то, что существование на уровне районных советов и максимум городских дум дает новым партиям, ориентированным на местную повестку, равно как и новым региональным лидерам, немного возможностей для маневра. Сторонники вертикальной централизации всюду чувствуют себя увереннее, опираясь, как замечают политологи, не только на "Единую Россию", но и на всю "думскую четырехножку" из "Едра", "Справедливой России", КПРФ и ЛДПР, транслирующую общую федеральную линию.

— Ограничения понятны и помнить о них полезно, чтобы не возлагать слишком больших надежд на новое проявление демократической самостоятельности в регионах,— считает Кирилл Малов, социолог Новосибирского государственного университета, член Исполнительной дирекции Ассоциации сибирских и дальневосточных городов, исследовавший накануне выборов влияние реформы местного самоуправление на ход избирательной кампании.— Но важно и то, что такой запрос — на самостоятельность, свою политическую повестку — в регионах есть. Мы опросили мэров 54 российских городов, и абсолютное большинство из них — даже те, которые имеют хорошие отношения со своими губернаторами и в случае чего смогут легко переизбраться,— признавалось, что отказ от выборов им кажется неоправданной мерой, идущей вразрез с настроениями людей. Голосование на муниципальных выборах, которое многие назвали протестным, красноречивое тому подтверждение.

Примечательно, что еще одним итогом единого дня голосования стал тезис экспертов о существовании в России разных электоральных культур. Специфика тех регионов, где на выборы приходят под 90 процентов населения и почти столько же отдает голоса за партию власти, известна хорошо, а вот про альтернативную ей слышать приходилось редко. Теперь заговорили, например, о "сибирском парадоксе": в областном парламенте Новосибирска "Единая Россия" набрала менее 50 процентов голосов, в горсовете — вообще 34 процента, на муниципальных выборах Красноярского края депутатские мандаты получили "Яблоко", "Патриоты России", "Партия возрождения села", и все это настолько необычно для отечественной политики последних лет, что претендует на звание прорыва. А делов-то всего: проголосовать за новых людей, которые говорят о чем-то конкретном (или хотя бы задевают за живое). Кстати, из тех 10 региональных столиц, которые умудрились сохранить выборы мэров, восемь находятся в Зауралье: "Куда рука Москвы не дотягивается", как поясняют местные СМИ.

— Если посмотреть в исторической перспективе, власть в России всегда не то чтобы разрушала местное самоуправление, она его по-своему старалась развивать, но только так, чтобы ей это было выгодно,— считает Василий Жарков, завкафедрой политических и правовых учений Московской высшей школы социальных и экономических наук.— А поскольку выгоду в разные моменты времени понимали по-разному, шел перебор векторов: эти выборы отменить, эти оставить, потом — наоборот, те вернуть, эти убрать... Но один общий принцип со времен Петра I, вообще заговорившего о местном самоуправлении, старались соблюдать. Этот принцип можно сформулировать так: не допускать самоорганизации на самом низовом уровне. Петр, перенося в Россию шведскую модель самоуправления, вычеркнул из нее одно-единственное звено — уровень прихода, приходской общины, потому что справедливо рассудил: такие "сборища" контролировать не получится. Таким образом, государство как бы вынуло фундамент, краеугольный камень, на котором, по идее, должно стоять самоуправление, а дальше могло делать с ним все, что хочет. И когда сегодня кто-то снова начинает говорить о местном самоуправлении, о его значении — это отнюдь не пустые слова, а попытка вырваться из серьезной исторической ловушки.

Конечно, продуктивность разговора о низовой самостоятельности и независимости региональных выборов пока оставляет желать лучшего, и основные споры по-прежнему ведутся вокруг сакраментального: что лучше — выбирать или назначать? Но раз при ответе на этот вопрос у части россиян уже возникает свое мнение, подчас перпендикулярное официальной позиции власти, дискуссия получается, по меньшей мере, содержательной.

Убывание земств

Функции земств — первых официально признанных органов местного самоуправления России — неоднократно пересматривались и урезались на протяжении их краткого исторического существования

1 января 1864 года Александр II утвердил "Положение о земских учреждениях", в соответствии с которым в России были учреждены первые выборные органы местного самоуправления — земства. Земские собрания созывались несколько раз в год и были распорядительными органами, которые избирали исполнительный орган — постоянно действующую земскую управу во главе с председателем из представителей дворянства. В круг вопросов земств изначально входили участие в попечении о народном образовании, о народном здравии и о тюрьмах, меры обеспечения народного продовольствия, развитие местной торговли и промышленности. Земства формально не подчинялись администрации, которая следила только за законностью решений земств. Также земствам было запрещено вмешиваться в политику и дела правительственных учреждений, что вело к многочисленным конфликтам между администрацией и земствами, которые стали называться "оппозицией правительству". Для удовлетворения земских потребностей им разрешалось вводить денежные сборы. Со временем в круг обязанностей земств включались новые функции: в 1868 году в ведение земств были переданы почтовые станции, в 1873 году земствам поручили издавать постановления о мерах против пожаров, в 1879 году — правила по санитарной части.

12 июня 1890 года император Александр III утвердил новое "Положение о губернских и уездных земских учреждениях", по которому земства включались в структуру государственной власти, что привело к подчиненности земств губернаторам и Министерству внутренних дел, которые теперь должны были одобрять все решения земских собраний. Земства были лишены возможности подавать непосредственные ходатайства правительству о местных пользах и нуждах — это право будет возвращено им только в 1904 году. В новом положении также были прописаны новые функции земств, такие как содержание в исправности путей сообщения, издание постановлений в отношении хлебных запасов. Функции земств продолжали эволюционировать: в 1899 году им предоставили возможность непосредственных отношений с департаментом земледелия, в 1900 году — посредничество по кредитам между Министерством земледелия и крестьянскими обществами. Тогда же из компетенций земств было убрано продовольственное дело, а также ограничены права на самообложение и ограничено ведение ветеринарным делом.

6 февраля 1918 года Наркоматом внутренних дел земства были упразднены, вся власть на местах передавалась съездам Советов и исполнительным комитетам.

Подготовил Евгений Федуненко
Подробнее: www.kommersant.ru

О границах финансовой самостоятельности муниципальной власти "Огоньку" рассказал Владимир Климанов — завкафедрой факультета госуправления РАНХиГС, директор АНО "Институт реформирования общественных финансов"

— Насколько обеспечены сегодня бюджеты муниципалитетов в России?
— Нельзя позавидовать тем, кто приходит к власти в муниципальных образованиях субъектов РФ. Их финансовая самостоятельность сильно урезана, а реальная экономическая база куда ниже, чем могла бы быть, сложись обстоятельства иначе.

— О каких обстоятельствах речь?
— На мой взгляд, можно говорить о комплексе проблем, касающихся местного бюджетирования. Есть, например, объективные проблемы. Известно, что классические статьи расходов местных муниципалитетов — это ЖКХ и транспорт. Но в силу особенностей нашего климата и географии в России эти расходы куда выше, чем в европейских странах. То есть муниципалитеты заранее нуждаются в большем объеме финансовых поступлений, чтобы оставаться на плаву. Обратная сторона: классические статьи доходов местных муниципалитетов во всем мире — это земельный налог и налог на имущество физлиц, так же и у нас. Но, заметьте, ни рынок земли, ни рынок недвижимости в России по-настоящему не сложились. У нас отсутствует единая кадастровая оценка земель, большие проблемы с оценкой стоимости недвижимости, находящейся в собственности граждан. Соответственно поступления из этих двух источников куда меньше, чем в европейских странах. Наконец, еще один имеющийся источник доходов — налоги на малый бизнес — тоже крайне ненадежен, потому что вы сами прекрасно знаете, с какими проблемами этот бизнес сталкивается и как трудно развивается на местах.

— За счет чего в таком случае существует муниципалитет?
— Если говорить о налогах, то главная статья поступлений — это налог на доходы физлиц, который в неравных пропорциях делят между собой региональная и муниципальная власти. Но его явно недостаточно, чтобы покрыть все расходы, поэтому большинство муниципальных бюджетов не просто дотационные, а сверхдотационные. Естественно, это порождает известную скованность их руководителей и депутатов: если что-то сделаешь не так, за что-то проголосуешь не так, рискуешь не получить обещанных регионом денег. У руководителей муниципалитетов в результате вырабатывается устойчивая привычка — связывать благополучие района или города не с предпринимательскими успехами местных жителей, а с щедростью губернатора. Разумеется, эту тенденцию хорошо бы преодолеть. Но в нынешних экономических и политических реалиях сделать это крайне трудно.

Подробнее: http://www.kommersant.ru/doc/2812134 

вторник, 15 сентября 2015 г.

Во весь "Голос"

Общественники, живущие на деньги, вероятно, заокеанских толстосумов, в очередной раз наблюдают за нашими выборами и учат народ России честной демократии. Может быть, что-то полезное в их работе есть. Почитаем.

Пресс-релиз № 1

Открытие избирательных участков
и начало голосования





13 сентября 2015 года в России проходят более 10 тыс. выборов, в том числе выборы 21 губернатора, 11 выборов депутатов региональных парламентов, 25 выборов представительных органов региональных столиц. Выборы 2015 г. – последняя полномасштабная репетиция для избирательной системы России по подготовке, организации и проведению единого дня голосования (ЕДГ) перед предстоящими в 2016 г. общенациональными выборами депутатов Государственной Думы России.

Представители «Голоса» проводят общественный мониторинг процедур голосования, подсчета голосов на избирательных участках и подведения итогов в вышестоящих избирательных комиссиях на выборах в 26 регионах: Астраханская, Владимирская, Воронежская, Ивановская, Иркутская, Калининградская, Калужская, Кировская, Костромская, Курганская, Ленинградская, Липецкая, Московская, Нижегородская, Новосибирская, Орловская, Ростовская, Рязанская, Самарская, Тверская, Томская, Челябинская области, Республики Башкортостан, Марий Эл, Татарстан и Краснодарский край.

Кроме этого «Голос» получает информацию из всех выборных регионов по разным каналам, включая, горячую линию 8 (800) 333–33–50, «Карту нарушений» www.kartanarusheniy.org и партнеров.

«Голос» в своей работе руководствуется всемирно принятыми стандартами мониторинга выборов и строго соблюдает политический нейтралитет как одно из основных условий независимого и объективного наблюдения за выборами.

На «Карту нарушений» движения «Голос» пришло 1128 сообщений о выборах, назначенных на единый день голосования 13 сентября. В день голосования, на 12:00 (мск), на «Карте» опубликовано 228 сообщений. В лидеры по количеству сообщений попали такие нарушения избирательного законодательства, как нарушение прав наблюдателей, членов комиссии, представителей СМИ – 57 сообщений, принуждение избирателей, нарушение тайны голосования – 34 сообщения, нарушения при голосовании по открепительным, «на дому» – 33 сообщения. Больше всего сообщений в первой половине дня голосования были отправлены из Костромской области – 60 сообщений. Второе место занимает Самарская область – 17 сообщений.

Читать далее: www.golosinfo.org

Пресс-релиз № 2.

Ход дня голосования

13 сентября 2015 года в России проходят более 10 тыс. выборов различного уровня. Представители «Голоса» проводят общественный мониторинг процедур голосования, подсчета голосов на избирательных участках и подведения итогов в вышестоящих избирательных комиссиях на выборах в 26 регионах.

«Голос» получает информацию из всех выборных регионов по разным каналам, включая, горячую линию 8 (800) 333-33-50, «Карту нарушений» и партнеров.

Предлагаем обобщение событий на 18:00 мск, наш пресс-релиз о начале голосования на 13:00 вы найдете по ссылке www.golosinfo.org/ru/articles/44531.

Общественными контролерами в единый день голосования выявлены различные виды нарушений. Например, есть ряд сообщений о подкупе избирателей, обычно в пользу «административных» кандидатов. В ход идут суммы от 100 до 500 рублей за голос (например, рядом с УИК №№ 543 и 544 в Иркутске, а также в Краскове Московской области), изредка платой служит бутылка водки (рядом с УИКами №1025 и 1056 в Нижнеилимском районе Иркутской области, рядом с УИК №1328 в Магнитогорске Челябинской области).

Из Краснодарского края поступили три сигнала о «вбросах» избирательных бюллетеней. Например, в г. Крымске на УИК № 2611 наблюдатель от КПРФ заметил, как мужчина бросил в избирательную урну стопку бюллетеней, на вид около 50 штук. Пачка была чётко видна в ящике для голосования, он был отставлен в сторону, и голосование с его использованием не производилось. В Абинске член комиссии №0103 от КПРФ зафиксировал «вброс» пачки бюллетеней на видеокамеру, но полиция не отреагировала на его требование задержать нарушительницу, а сам он не сумел ее остановить. В Краснодаре на участке №2019 наблюдатели от КПРФ поймали за руку молодого человека, который вбросил в избирательную урну около 20 бюллетеней. Были вызваны представители Следственного комитета, идет разбирательство. О «вбросе», который предпринял председатель комиссии №2408 в Воронеже, сообщает «Яблоко».

Есть примеры административного давления на избирателей. Руководство предприятий требует у своих сотрудников идти голосовать, а потом отмечаться у приставленных к участкам людей (г. Сим, Челябинская область) или сообщать на работу свой номер в списке избирателей (УИК № 309, Казань, Татарстан). Иногда учителя, по совместительству работающие в избирательных комиссиях, требуют от родителей учеников прийти на выборы (УИК №616, Челябинск).

Явку также повышают «социальными распродажами» и обещаниями подарков. Например, по сообщениям наблюдателей, в Калининграде на участках продавали гречку по 39 руб. за килограмм, а молодым людям, впервые проголосовавшим на выборах, дарили билеты на концерт.

Также отмечены случаи незаконной агитации в день голосования, из которых наиболее резонансный – реклама «Единой России» от губернатора Нижегородской области, звучавшая в эфире местного Love Radio.

Из многих регионов поступает информация о нарушениях прав наблюдателей, представителей СМИ и членов избирательных комиссий от «неадминистративных» кандидатов и партий. Вот несколько примеров. Полиция заблокировала штаб проекта «Открытые выборы», участвующего в наблюдении на выборах в Костроме. На УИК № 295 (Казань, Татарстан) наблюдателю позвонили с места работы и настоятельно рекомендовали покинуть избирательный участок. Из Московской области приходят сообщения от общественных контролеров о запрете фото- и видеосъемки. Например, на УИК №1575 в Краскове в качестве основания для запрета был представлен неутвержденный проект постановления территориальной комиссии (ТИК).

В Воронежской области член УИК №23/11 в селе Новая Усмань обнаружила, как избирателю выдали два бюллетеня по двум паспортам, после чего ее заперли в комнате с полицейскими. В Челябинской области на участок, расположенный в психоневрологическом диспансере, не пустили даже некоторых членов УИК, не говоря о наблюдателях. В Татарстане отмечены случаи организованного автодозвона на телефоны наблюдателей – очевидно, с целью затруднить передачу информации о происходящем на участках.

Общественные контролеры зафиксировали систематические нарушения, связанные с подвозом избирателей на участки, коллективным голосованием по открепительным талонам и т.п. Вот примеры из Костромской области. На участках №539 и 541 (Чухлома) был зафиксирован организованный подвоз избирателей. На участке №173 (Кострома) выстроилась очередь избирателей с отпечатанными приглашениями на выборы. На УИК №57 (Волгореченск) наблюдатели остановили три большие группы избирателей (до 25 человек) с открепительными талонами, причем председатель комиссии «не знал», что при голосовании открепительные изымаются. Подобные случаи отмечены на УИК №299 (Гридино), №145 (Кострома) и других участках. В Нерехте зафиксирован подкуп избирателей.

«Голос» в своей работе руководствуется всемирно принятыми стандартами мониторинга выборов и строго соблюдает политический нейтралитет как одно из основных условий независимого и объективного наблюдения за выборами.
Во многих регионах систематически нарушается порядок голосования за пределами помещений для голосования. Оно проводится по спискам неясного происхождения, в некоторых случаях не оформляются реестры выездного голосования либо наблюдателям не дают с ними ознакомиться. Ряд таких нарушений отмечен в Челябинской области. В частности, выездное голосование по спискам неизвестного происхождения пытались осуществить без заявлений избирателей на УИК №101 города Златоуст. А на УИК № 652 (Челябинск) в реестр для голосования вне помещения было несено почти 500 избирателей при количестве избирателей менее 500.

Большое число региональных выборов проходит при отсутствии реальной конкуренции из-за отсева ряда кандидатов и партийных списков на этапе регистрации. Низкая конкурентность влияет на число и мотивацию наблюдателей выборов.

С этим же связана и в среднем невысокая явка. Например, по данным на 18:00, в выборах депутатов Законодательного Собрания Новосибирской области приняли участие 26%, выборах депутатов Думы Города Томска — 14.75%. На 18:00 местного времени в Иркутской области проголосовало 27% избирателей, но это можно связать с аномально жаркой погодой (+31°). Бьет рекорды лишь иркутское СИЗО №1: там проголосовало 103% избирателей.

При этом на губернаторских выборах в Иркутской области сохраняется интрига: как заявляет избирательный штаб кандидата от КПРФ Сергея Левченко, он лидирует по данным экзит-полов, вероятен второй тур. Данные в СМС-ЦИК по 29 городским участкам также дают первенство коммунисту: www.sms-cik.org/elections/577.

Высокая явка на 15:00 была отмечена в Республике Чувашия (40%), в Пензенской области (почти 43%), в Татарстане (57%).

Наибольшее количество нарушений фиксируется на выборах в Костромской области, в которой сегодня работает большое число наблюдателей, а также в Самарской и Нижегородской областях. В Костроме открылся даже лже-сайт «Голос-2015». Официально сообщаем, что к «Голосу» этот сайт никакого отношения не имеет.

См. также список военных и инвалидских организаций Костромы (бюджетники), которые обеспечивали честные выборы в Костромской области.

Отмечены отдельные случаи давления на кандидатов и их избирательные штабы. В частности, в Бердске (Новосибирская область) неизвестные организовали автодозвон на телефоны кандидата Егора Савина и сотрудников его штаба. В Азнакаеве (Татарстан) кандидат Салахов не смог добиться от местного избиркома снятия с выборов своего однофамильца-«спойлера» несмотря на соответствующее требование ЦИК РФ и заявление соперника о самоотводе. В Челябинской области решением ТИК удалили с избирательного участка кандидата под предлогом того, что он фотографировал списки избирателей.

На «Карте нарушений» движения «Голос» опубликовано 1533 сообщения о нарушениях, в том числе 629 в день голосования (по состоянию на 18:00 мск).

В лидеры по количеству сообщений попали следующие виды нарушений:

  • Нарушение прав наблюдателей, членов комиссии, представителей СМИ – 144. 
  • Нарушения при голосовании по открепительным, «на дому», незаконное голосование 106 сообщений.
  • Незаконная агитация – 84 сообщения.
  • Принуждение избирателей, нарушение тайны голосования – 82 сообщений.
  • Больше всего сообщений поступает из Костромской области – 173 сообщений. Второе место занимает Самарская область – 58 сообщений.

С полным массивом сообщений о нарушениях можно ознакомиться на сайте www.kartanarusheniy.org.

Итоговое заявление «Голоса» по результатам общественного наблюдения за выборами, назначенными на единый день голосования 13 сентября 2015 года


13 сентября 2015 года в России проходили более 10 тыс. выборов, в том числе выборы 21 губернатора, 11 выборов депутатов региональных парламентов, 25 выборов представительных органов региональных столиц. Выборы 2015 г. – последняя полномасштабная репетиция для избирательной системы России по подготовке, организации и проведению единого дня голосования перед предстоящими в 2016 г. общенациональными выборами депутатов Государственной Думы Российской Федерации.

Представители «Голоса» проводили общественный мониторинг процедур голосования, подсчета голосов на избирательных участках и подведения итогов в вышестоящих избирательных комиссиях на выборах в 26 регионах: Астраханская, Владимирская, Воронежская, Ивановская, Иркутская, Калининградская, Калужская, Кировская, Костромская, Курганская, Ленинградская, Липецкая, Московская, Нижегородская, Новосибирская, Орловская, Ростовская, Рязанская, Самарская, Тверская, Томская, Челябинская области, республики Башкортостан, Марий Эл, Татарстан и Краснодарский край. Кроме этого «Голос» получал информацию из всех выборных регионов по иным каналам, включая, горячую линию 8 800 333–33–50, «Карту нарушений» www.kartanarusheniy.org и информационных партнеров.

«Голос» в своей работе руководствуется всемирно принятыми стандартами мониторинга выборов и строго соблюдает политический нейтралитет как одно из основных условий независимого и объективного наблюдения за выборами. Несмотря на улучшающееся с годами технологическое обеспечение выборов (прозрачные ящики для голосования, использование комплексов обработки избирательных бюллетеней и пр.) в заявлении «Голос» останавливается именно на критических аспектах, поскольку осознает важность их выявления, во имя сохранения основ конституционного строя и будущего страны.

Избирательная кампания 2015 г. еще более закрепила тенденцию на перенесение акцента в применении административных технологий со дня голосования на предшествующие ему этапы выборного процесса, наметившуюся в предыдущие два года. Фактически, результаты выборов в подавляющем большинстве избирательных кампаний были предопределены решениями и действиями, принятыми действующими властями и избирательными комиссиями, организующими выборы, на стадии выдвижения и регистрации кандидатов и партий, а также во время предвыборной агитации. В такой ситуации, в условиях отсутствия реальной политической конкуренции, результаты проходящих выборов заранее предопределены, и в день голосования происходит лишь их формальная «легитимация».

Выборы 2015 г. продемонстрировали, что их организаторы, региональные и местные власти, руководствуясь личными, а, подчас, корыстными интересами, имея «позитивный» для себя опыт предыдущих кампаний, когда было «все дозволено», теперь, фактически, игнорируют декларируемые федеральной властью призывы не допускать нарушений избирательного законодательства и гарантировать «конкурентный характер выборов с непредсказуемыми результатами».

На всех стадиях избирательной кампании 2015 г. и практически во всех регионах, где проходили выборы, избирательные комиссии, организующие выборы, проявляют избирательность и тенденциозность в принятии решений, отказывая кандидатам и партиям в их праве на равный и справедливый подход к ним.

Оппозиционные участники выборов оказываются в ситуациях непосредственного воспрепятствования их выдвижению и регистрации с стороны избирательных комиссий, организующих выборы, региональных и местных администраций.

Сбор подписей в поддержку выдвижения на разных выборах носит дискриминационный характер. Так, заключение экспертов, признающих подписи недостоверными, использование заведомо старой базы УФМС, практически всегда ставит крест на перспективах партии или кандидата принять участие в выборах, даже при наличии веских доказательств их подлинности.

Административный ресурс, будучи неотъемлемой частью российского выборного процесса, традиционно влияет, а то и предопределяет, ход избирательных кампаний, программируя их исход. Региональные и местные власти используют свои административные возможности как для создания преимуществ в предвыборной агитации определенным политическим силам, так и для оказания давления на отдельных неугодных им участников выборов.

Злоупотребление силовым ресурсом с самого начала выборов и вплоть до подведения итогов на участках стало весьма распространенным способом воспрепятствования законной деятельности отдельных кандидатов, партий, их избирательных штабов и наблюдателей в таких регионах, как Республика Татарстан, Иркутская, Калужская, Костромская и Новосибирская области.

Практически во всех наблюдаемых регионах замечено преимущественное освещение в СМИ действий провластных кандидатов и партий, распространение косвенной и скрытой агитации в их пользу, а также агитационных материалов негативного содержания, что, в совокупности, свидетельствует о неравном доступе кандидатов и партий к средствам массовой информации. Неотъемлемой частью недобросовестной конкуренции на этих выборах стала порча, уничтожение или изъятие агитационной продукции.

Впервые на этих выборах «Голос» провел анализ финансирования избирательных кампаний по выборам глав субъектов Российской Федерации. Результаты исследования ясно показывают, что система финансирования избирательных фондов партий и кандидатов является крайне непрозрачной. Она позволяет кандидатам, обладающим административным ресурсом, использовать бюджетные средства для ведения своей избирательной кампании. Кроме того, позволяет многим кандидатам и партиям получать финансирование от компаний, зарегистрированных за рубежом. Наиболее крупные суммы от иностранных компаний получают кандидаты, выдвинутые «Единой Россией», и сама партия власти. Кроме того, создающиеся политическими партиями околопартийные общественные фонды, аккумулирующие значительную часть денежных средств, не раскрывают информацию о своих реальных жертвователях.

Особенностью этих выборов стало резкое сокращение количества кандидатов, выдвинувшихся в порядке самовыдвижения, особенно на региональных кампаниях.

Практика привлечения к ответственности членов избирательных комиссий за нарушения избирательного законодательства за период с 2009 по 2015 гг. показала, что административные наказания, применяемые в отношении членов избирательных комиссий, носят незначительный характер и по размеру штрафов, и по уровню иных последствий. В ряде случаев, отказ от возбуждения дел или прекращение уже возбужденных дел прокурорами, вызывают удивление, особенно когда имеются множественные вещественные и видеодоказательства правонарушений.

Изменения в региональном законодательстве, касающиеся регулирования выборов и организации местного самоуправления, носят откровенно конъюнктурный характер, и направлены не на реализацию избирательных прав, а, напротив, на их искусственное и необоснованное ограничение.

Нестабильность избирательного законодательства, отсутствие предусмотренных законом гарантий для общественного наблюдения за выборами, несоблюдение презумпции равенства кандидатов и политических партий, зависимость региональных и организующих выборы избирательных комиссий от администраций – это продолжение тенденций, создающих невозможность проведения честных и свободных выборов.

Досрочное голосование максимально использовалось практически во всех регионах, где проходили выборы, с целью «нагона явки» и голосования за провластных кандидатов. Подтверждением этого являются как сообщения от наших представителей в регионах, так и сообщения на «Карте нарушений» и в СМИ.

Особо можно выделить высокую долю проголосовавших досрочно на выборах в ряде регионов: это Приморский край, Ленинградская область (выборы губернатора: 4,66 % от общего количества избирателей, 10,91 % от числа проголосовавших – по данным ГАС «Выборы»), Орловская область (выборы депутатов Орловского городского совета: 4,22 % от общего количества избирателей, 12,98 % от числа проголосовавших – по данным ГАС «Выборы»), Рязанская область (выборы депутатов Рязанской областной думы: 1,93 % от общего количества избирателей, 5 % от числа проголосовавших – по данным ГАС «Выборы»). Для сравнения: доля досрочного голосования на выборах депутатов городской думы г. Томск – только 2,23 % от числа проголосовавших.

Результаты наблюдения 13 сентября свидетельствуют о продолжении практики использования противозаконных технологий в день голосования:

Явные искажения волеизъявления избирателей (прямые фальсификации)

  • вбросы бюллетеней;
  • «круизные голосования»;
  • переписывание протоколов;

Нарушения, могущие повлиять на определение волеизъявления

  • подкуп избирателей;
  • нарушение прав избирателей, давление начальства;
  • незаконная агитация;
  • подвозы избирателей;
  • нарушение прав наблюдателей, членов комиссий и представителей СМИ;
  • процедурные нарушения при подсчете голосов.

Среди наиболее распространенных нарушений в день голосования выделяются: ограничения прав наблюдателей, членов комиссий и представителей СМИ (на горячую линию «Голоса» и «Карту нарушений» поступило 225 сообщений), а также нарушения, связанные с проведением досрочного голосования, голосования по открепительным удостоверениям и вне помещения для голосования (143 сообщения), принуждение избирателей к голосованию, нарушение тайны голосования (96 сообщений). О различных примерах подобных нарушений «Голос» сообщал в день голосования в своих публикациях, пресс-релизах региональных отделений и регулярных видеотрансляциях из колл-центра и пресс-центра.

К концу дня голосования стало ожидаемо расти количество нарушений, совершенных при процедуре подсчета голосов избирателей и связанных с удалением наблюдателей с «проблемных» избирательных участков, относительно которых есть подозрения о совершенных вбросах, манипуляциях с выездным голосованием и т.д.

Нарушения при выездном голосовании фиксировались повсеместно, наиболее часто – в Костромской и Челябинской областях, а также в Краснодарском крае и Татарстане, в Ивановской, Омской, Орловской, Самарской, Томской областях и других регионах. Во многих случаях реестры для голосования вне помещения не велись, вместо них формировались списки неустановленной формы, во многих случаях наблюдателям отказывали в праве на ознакомление, часто отсутствовали заявления самих избирателей. В результате этого создавались возможности для манипуляций с бюллетенями за пределами помещения для голосования. Поступали сообщения о голосовании в переносные ящики лиц, не обращавшихся в комиссию с соответствующей заявкой, а то и о непосредственном осуществлении вбросов.

Чтобы скрыть факты этих и других нарушений, в целом ряде случаев председатели участковых комиссий прибегали к удалению наблюдателей, представителей СМИ и даже членов комиссий на этапе подсчета голосов. Из Татарстана и Костромской области поступали сообщения о перерывах в подсчете голосов, удалении наблюдателей под надуманными предлогами, либо ограничениях их права контролировать процедуру подсчета голосов.

На протяжении дня также фиксировались попытки подкупа избирателей (Татарстан, Воронежская, Иркутская, Калининградская, Ленинградская, Нижегородская, Орловская, Челябинская области, и др.).

Массовые голосования по открепительным удостоверениям наблюдались в Иркутской и Костромской областях. В Татарстане и Рязанской области часто фиксировались случаи административного давления на избирателей.

Из большинства регионов приходили сообщения о случаях незаконной агитации, особенно можно выделить Нижегородскую, Самарскую и Челябинскую области.

Все эти тенденции усиливались на протяжении последних 3 лет, что, в частности, показывает рост сообщений на «Карте нарушений».

Полностью: www.golosinfo.org


понедельник, 14 сентября 2015 г.

Стратегия и тактика властей

Стратегия и тактика властей в вопросе о выборах 2016 года, как вышло на поверхность, существенно различаются. Смольный и Мариинский дворец вступили в конфронтацию и дискуссию. Об этом пишет Антон Мухин в влиятельном петербургском еженедельнике "Город-812".

Изберемся от старого мира

В четверг Валентина Матвиенко приезжала на малую родину открывать вместе с Георгием Полтавченко Центр импортозамещения и локализации в Ленэкспо. После чего неожиданно поехала в ЗакС встречаться с депутатами-единороссами.Там спикер Вячеслав Макаров сказал ей, что хотел бы проводить выборы в ЗакС по старой схеме. Хотя Смольный уже вроде нарисовал новую.
Центре импортозамещения бывший и нынешний губернаторы немного пообщались, после чего Валентина Ивановна в Мариинский дворец разговаривать с узким кругом депутатов от «Единой России». Насколько можно судить, встреча была внеплановая. Как потом рассказали ее участники, обсуждались выборы в ЗакС, которые пройдут через год и к которым уже вовсю готовятся. Экс-губернатор сказала, что хорошо бы выбирать половину депутатов по округам, половину - но партийным спискам. Собственно, ничего сенсационного тут нет: такая схема уже давно считается единственно возможной, хотя официально пока в законе и не записана. В ответ на это Вячеслав Макаров сказал, что он хотел бы оставить нынешний вариант: все депутаты избираются по партийным спискам, но с учетом их личного результата, который они получат в своих округах. Впрочем, это известно в пересказах участников встречи, поэтому версии расходятся. Некоторые говорят, что спикер излагал не собственную точку зрения, а подчеркивал, что за старую схему выступают многие депутаты и ему трудно их переубедить.
Как уже писал «Город 812» (см. номер от 24 августа), между этими двумя схемами большая политическая разница. Формально выборы по смешанной схеме (округа + партсписки) выгодны единороссам: они могут выставить в округах сильных кандидатов из действующих депутатов и провести их с помощью административного ресурса плюс забрать 30-40% мест по спискам (т.е. могут получить до 75%). Тогда как при условии выборов только по партспискам их результат составит только 30-40%.
Однако это в теории. А на практике Вячеслав Макаров небезосновательно боится, что Смольный выдвинет в округа своих кандидатов и бросит на их поддержку административный ресурс. И тогда не бывать ему больше спикером. А если выборы проводить толы по партспискам, то руки у Смольного связаны: ведь своей партии у городских властей нет. Зато есть обязательства перед федеральным центром поддерживать «Единую Россию». По крайней мере, таким расклад представляетя, исходя из сегодняшних реалий (может, через год вообще никакой «Единой России» не будет - кто же знает?).
Однако Смольный, как говорят, уже нарисовал новую карту с 25 округами. Учитывал ли он при этом мнение депутатов - неизвестно. Формальна карта должна родиться в недрах подконтрольного городской администрации Горизбиркома, но утверждаться ЗакСом.
Какова роль во всей этой истории Валентины Матвиенко? Может ли быть, что Георгий Полтавченко попросил ее выступить миротворцем? Это кажется сомнительным.
Во-первых, у бывшего и нынешнего губернаторов не совсем те отношения, чтобы обращаться друг к другу с деликатными политическими просьбами. Во-вторых, Георгий Сергеевич, скорее всего, считает, что он ни с кем не ссорился.
Кроме того, непонятно, поддерживает ли Валентина Матвиенко Вячеслава Макарова. Хотя он в свое время называл ее правление золотым веком и всячески демонстрировал свою любовь, с тех пор многое поменялось.
Во-первых, после ее ухода он с таким же усердием демонстрировал приязнь новому губернатору. И наоборот, спикер, мягко говоря, без особой любви относится к своему бывшему патрону Вадиму Тюльпанову (а его всегда поддерживала Матвиенко), который вынужден был даже перебраться сенаторствовать из Петербурга в Ненецкий автономный округ.
Вполне возможно, считают источники, Валентина Матвиенко решал какую-то локальную проблему. Например, обустраивала будущее Людмилы Косткиной, которая сейчас заседает в Совете Федерации как представитель петербургского парламента. Чтобы продолжить свою сенаторскую карьеру, она должна будет избраться в депутаты ЗакСа. Поэтому, возможно, Валентина Матвиенко хотела напомнить Вячеславу Макарову, что округ Косткиной нужно оставить в нынешних границах, никого туда не выдвигать и т.д.
Впрочем, главное в этой истории даже не тема встречи Валентины Матвиенко с депутатами, а тот факт, что проведена и оформлена линия противостояния: ЗакС будет за выборы полностью по партийным спискам, Смольный - за смешанную систему.

Буква закона и дух Мариинского дворца

Федеральный закон, требующий, чтобы как минимум половина депутатов региональных парламентов избиралась по округам, делает для Петербурга и Москвы исключение. Но существует твердое убеждение, что именно так у нас и получится: 25 депутатов будут избираться по округам и столько же – по партийным спискам. Сейчас, напомним, по спискам избираются все 50 депутатов, но с привязкой к «территориям», как теперь официально называются округа: чем больше голосов на своей территории ты получишь, тем выше в партийном списке поднимешься.

Сокращение округов в два раза – процесс крайне болезненный. Но он может быть менее болезненным, если депутат сохраняет свой округ, плюс к нему прирезаются кусочки соседних, и катастрофичным, если твой округ делят на кусочки и раздают соседям. С хорошими депутатами поступают первым способом, с плохими – вторым.

Это, конечно, идеальная схема, из которой следует множество нюансов. Но главный вопрос – кто разделяет депутатов на плохих и хороших. Во времена конструктивного диалога Валентины Ивановны (Матвиенко, была губернатором) и Вадима Альбертовича (Тюльпанова, был спикером ЗакСа) все было однозначно, теперь – нет. Считается, что в Смольном под руководством вице-губернатора Александра Говорунова и главы Комитета по МСУ Игоря Князева рисуют одну схему округов, а в ЗакСе руками главного законника Виталия Милонова (сам он, впрочем, свое участие в этом процессе отрицает) – другую. Обе эти схемы уже сошлись или скоро сойдутся в Горизбиркоме, который официально и станет автором карты округов. Его начальник Алексей Пучнин, как всем известно, человек Георгия Полтавченко. Однако потом схема будет утверждаться ЗакСом, поэтому ни одна из сторон не обладает единоличным контролем над ситуацией.

Впрочем, некоторые источники утверждают, что схема «25 на 25» (то есть 25 депутатов по округам и 25 – по партийному списку) хотя и считается решенной, на самом деле таковой не является. Одни говорят, что Смольный хочет схему «20 на 20» и сокращение депутатского корпуса. Но есть и другая точка зрения.

Потому что получается, в ЗакСе никто не заинтересован в существовании округов. Прежде считалось, что они выгодны «Единой России»: у нее есть сильные депутаты, которые, с учетом административного ресурса, могут победить в них практически по всему городу. Плюс – от трети до половины мест она получит по партспискам. Однако с учетом противостояния между нынешним спикером ЗакСа Вячеславом Макаровым и Георгием Полтавченко, в наличии которого мало кто сомневается, расклад оказывается уже не в пользу «Единой России». Вдруг Смольный выдвинет по округам своих кандидатов – от Народного фронта или беспартийных – и весь админресурс бросит на их поддержку?

А вот по спискам Смольный не сможет выдвинуть никого, потому что своей партии у него нет. В таком случае процесс выдвижения кандидатов от партии власти и распределения их по округам будет полностью подконтролен Вячеславу Макарову.

Поэтому, считают некоторые, нельзя исключать, что в 2016 году ЗакС будет избираться полностью по партийным спискам, как и в прошлый раз. Если Вячеслав Макаров примет это решение, все остальные партии с восторгом его поддержат.

Источник: http://www.online812.ru/2015/08/28/010/

Кандидат ещё не депутат

Вывод такой: де-факто в РФ уже состоялась полная отмена выборов. Внешне это выражается в том, что повсеместно "пропали кандидаты". Что рассказывают друг другу бедолаги-пиарщики? В сущности, одну и ту же историю: если даже удается найти человека, который "в принципе" ХОТЕЛ БЫ принять участие в выборах какого бы то ни было уровня – он долго жмется, пыхтит, мучается, мурыжит консультантов – и, наконец, ставит вопрос ребром: можете ли вы гарантировать мне регистрацию в качестве кандидата на выборах? И, естественно, получает ответ, что такой гарантии ему никто дать не может (кроме Чурова, или, шире, действующих чиновников во власти).
Другими словами, выборная процедура стала "ручной" до такой степени, что сама же власть полностью контролирует процесс регистрации кандидатов. Соответственно, любого, кто представляет хоть какую-то опасность как конкурент – попросту не зарегистрируют.
А ведь готовиться к кампании надо заранее! Вкладывать деньги, нанимать людей, выпускать газету – хотя бы за 2-3 месяца до выборов. И какой смысл вкладываться, если потом тебя просто до этих самых выборов не допустят с вероятностью 99%? Поняв все это, потенциальный кандидат трубит "отбой".
Вот и всё, собственно. Нынешние "выборы" – это игра властных бюрократов в поддавки сами с собой. "Противников" у бюрократа может быть и много, три-пять человек, но все это люди "на подбор", им же самим и отобранные, а избирателю абсолютно неизвестные и неинтересные. Потому и надо проводить выборные кампании летом – чтобы избиратель их по возможности вовсе не видел. Придет 20% на избирательные участки – вот и славно.
В принципе, это уже несколько лет так по всей стране. Некоторым исключением были выборы мэра Москвы, когда Собянин, явно по указанию "сверху", буквально втащил Навального (у последнего не было ровно никаких шансов самостоятельно, без помощи "сверху", получить регистрацию кандидатом). Но то и был эксперимент, проведенный администрацией Кремля, и его результаты, очевидно, были признаны неудовлетворительными. "Народ еще не готов к демократии", Навальный набрал "слишком много". Набрал бы 5%, как первоначально прогнозировали в АП – о, круто, можно "оппозиционеров" допускать до выборов! Но 27% – не, ну что вы...
Так что выборы окончательно превратились в фикцию, этакий натужный спектакль, который функционеры ЕР, обливаясь потом, разыгрывают сами для себя каждый год на летнем солнцепеке – причем нарочно стараясь, чтобы у него было как можно МЕНЬШЕ зрителей.
Ну оно и правильно. Зачем выборы? У властей давно в фаворе куда более практичная идея: если народу что-то не нравится – он устраивает бунт; мы бунт увидим и быстренько все исправим! А если народ не бунтует, значит, ему все нравится, управляем дальше в том же духе!

Стабильность по-русски: "самодержавие, ограниченное удавкой". Или бунтом.  

Источник: http://www.online812.ru/2015/06/19/010/


Демократия в России растет

Центризбирком России констатирует, что явка на выборах в 2015 году выше, чем в предшествующие годы. Значит, больше россиян поверило в демократию и учакствует в электоральном процесса. Подозреваю, что эти данные взяты из сфальсифицированных протоколов. Потому что на выборах губернаторов явка выше 50 процентов.


МОСКВА, 14 сен — РИА Новости. Явка на выборах депутатов законодательных собраний регионов в этом году оказалась выше, чем в прошлом году, и превысила 42%, сообщил зампред Центризбиркома РФ Леонид Ивлев.
"Две тысячи пятнадцатый год. Средняя явка на выборах депутатов законодательных собраний оказалась выше, чем в прошлом году, и составила 42,73%", — сказал Ивлев на брифинге в понедельник.
Он отметил, что в 2013 году средняя явка на выборах в региональные парламенты составила 43,45%, а в прошлом 2014 году — 40,44%.

РИА Новости ria.ru

Зампред ЦИК РФ Леонид Ивлев на брифинге по окончании единого дня голосования в России сообщил о том, что средняя явка на выборах глав субъектов составила 51,37%.

МОСКВА, 14 сен — РИА Новости. Средняя явка избирателей на прошедших 13 сентября в 21 регионе губернаторских выборах составила более 50%, сообщил зампред Центризбиркома РФ Леонид Ивлев на брифинге в понедельник.
"Средняя явка на выборах глав субъектов составила 51,37%", — сказал он.
Ивлев отметил, что в 2013 году явка на губернаторских выборах составила 34,37%, а в 2014 году — 46,25%.
В единый день голосования в регионах России проходило почти 11 тысяч выборов всех уровней. Всего будет замещаться свыше 92 тысяч мандатов различного уровня, избирательные кампании охватывают 84 субъекта — выборов нет только в Кабардино-Балкарии. Выборы высших должностных лиц проходят в 23 субъектах, в 21 из них — прямые выборы. Глав двух регионов избирают Заксобрания.

РИА Новости ria.ru

Вопрос не столько в том, как много людей участвует в голосовании, сколько в том, как много избирателей получили своих представителей в органах государственной власти. Настоящую оппозицию - ПАРНАС - допустили до выборов лишь в Костроме, где с незапамятных времен сильны у народа симпатии к госвласти, стоящей в данный момент у руля. Естественно, оппозиционеры не получили в Костроме голосов, достаточных для прохождения одиозного Ильи Яшина в местную Думу. Возможно, в Новосибирске успех оппозиции был бы чуть заметнее. Но в крупных городах списки ПАРНАСА к выборам не допустили.

Как прошли выборы в Костромской области

В воскресенье в Костромской области выбирали губернатора и законодательное собрание. "Именно выборы заксобрания оказались в центре внимания, так как это единственный регион, где для участия в кампании допустили членов Демократической коалиции Алексея Навального. Они пошли на выборы как партия ПАРНАС, избирательный список которой в регионе возглавил блогер Илья Яшин", - пишет газета РБК.
На момент сдачи номера было непонятно, удалось ли оппозиционерам преодолеть пятипроцентный барьер. Опрос проголосовавших, проведенный ПАРНАС, обещал списку этой партии 6%, проведенный ВЦИОМом – 2,6%.
Днем избирательная комиссия области вызвала оппозиционера Алексея Навального на допрос в связи с материалом, появившимся на его сайте: глава избиркома посчитал, что сообщение в блоге Навального о предопределенности результатов выборов является агитацией. Позже избирком оповестил оппозиционера, что ему достаточно письменных объяснений.
"Мой пост - это единственное, что в день голосования не нарушило закон. Это я могу утверждать на основании общедоступной информации по массовому "круизному голосованию" и толпам людей с открепительными талонами на многих участках, которых замечают все наблюдатели, а избирком почему-то нет. Ну а то, что костромской избирком пытается признать фразу "понятно, за кого голосовать" нарушением закона, — это забавно, потому что в точности повторяет старый советский анекдот про человека, который раздавал чистую бумагу в виде листовок, "потому что чего писать, и так все понятно", - заявил сам Навальный РБК.
Ночью член центрального совета ПАРНАСа Леонид Волков написал в своем "Твиттере", что преодолеть пятипроцентный барьер не удалось: "Колл-центр продолжает работу, наблюдатели все в подсчете, юристы на местах и помогают. Ясно, что не проходим; но работаем до конца".
"Ведомости": репетиция будущих думских выборов
В воскресенье состоялся последний перед выборами в Госдуму единый день голосования: в 21 субъекте выбирали губернаторов, в 11 - региональные парламенты, пишет сайт газеты "Коммерсант".
"Больше всего нарушений наблюдатели зафиксировали в Костромской области - единственном регионе, где к выборам был допущен список Демократической коалиции Алексея Навального на базе "РПР-Парнас", - констатирует издание.
Газета рассказывает, что в воскресенье штаб наблюдателей "Открытых выборов" (проект "Открытой России" Михаила Ходорковского) после 16:00 стала штурмовать полиция - как утверждали правоохранители, из-за поступившего сообщения об убийстве. Навальный назвал это попыткой сорвать наблюдение за выборами.
Газета называет прошедшие выборы репетицией предстоящих думских, и пишет, что в Костроме "отрепетировали борьбу с оппозицией".

Активное противодействие со стороны властей партии "РПР-Парнас" политолог Константин Калачев объясняет тем, что бюджет на контрпропаганду всегда строже проверяется: "Кроме того, есть много игроков - одни пытаются по-умному показать электоральную несостоятельность "РПР-Парнас", а силовики, которые хотят отличиться в борьбе с пятой колонной, ломают всю политическую повестку. В итоге усилия против "РПР-Парнас" вызывают противодействие и приводят к обратному результату".


 Голосуй, фотографируй, или - без премии.

Главные проблемы возникают в дни досрочных голосований. Например депутат районного собрания депутатов Невельского района сообщил «Голосу» о массовом досрочном голосовании сотрудников Великолукского свинокомплекса в Невельском районе Псковской области.

– В территориальной избирательной комиссии Невельского района (21 600 избирателей) массово голосуют сотрудники Великолукского свинокомплекса, работников привозят на автобусах с места работы. На утро 4 сентября проголосовали свыше 160 человек ...
Голосование во многих случаях организовано принудительно, составлены графики голосования целых трудовых коллективов. В помещении ТИК Невельского района отсутствуют кабинки для тайного голосования. Пришедшим гражданам выдавали бюллетени и предлагали заполнять их на столах территориальной комиссии, процесс голосования был полностью открытым и фактически контролировался членами территориальных комиссий, – говорится в сообщении.
По информации отправителя, досрочно голосующие граждане сообщают, что получают от работодателей указание не только проголосовать досрочно и отчитаться об этом фотографией бюллетеня на мобильный телефон, но проголосовать именно за партию «Единая Россия» и выдвинутых ею кандидатов, отмечается также в сообщении. За отказ от досрочного голосования угрожают увольнением с работы.
Избиратель из города Кириши Ленинградской области, работник муниципального учреждения «Комбинат ритуальных услуг», сообщил, что 4 сентября начальница заставляла всех сотрудников идти голосовать досрочно. Сам он не пошел, после чего руководитель позвонила ему и сообщила, что он будет лишен премиальных. Отправитель сообшения указал, что подал жалобу в прокуратуру Ленинградской области. Стоит отметить, что на выборах губернатора Ленобласти уже досрочно проголосовало более 20 000 человек.

Источник: www.online812.ru