четверг, 30 июля 2015 г.

Быть или не быть оппозиции на выборах

Противодействие властей, с которым Демократическая коалиция столкнулась при попытке принять участие в региональных выборах в России, ещё раз подняла в среде либеральной оппозиции волну споров о том, нужно ли вообще пытаться участвовать в таких выборах. Пока лидеры говорят, что всё-таки нужно.

После того как власти отказались регистрировать списки кандидатов от Демократической коалиции в Новосибирске и Магадане и арестовали главу предвыборного штаба в Костроме, многие рядовые активисты и сторонние наблюдатели снова задали вопрос: какой смысл?
Силы, время, деньги, наконец, потрачены, драконовские требования к подписям за списки выполнены - а власти все равно отказывают в регистрации.
Большинство лидеров оппозиции и политологов, однако, считает, что даже в таких условиях альтернативы участию в выборах нет. Некоторые, правда, предупреждают, что власти в конце концов такими действиями подтолкнут часть оппозиции к действиям вне легального поля.
"Гоните подальше людей, которые опять начинают писать "ну вот, вы же видите, что выборов нет", "зачем садились с шулером за стол" и так далее [...] Мы садились не с шулером, мы выходили к избирателям - которые ждут нас, поддерживают и очень хотят видеть на выборах здоровую альтернативу действующей власти. Мы не могли подвести наших избирателей и сказать "А, нет, мы не пойдем, потому что там трудности". Нет, пойдем и будем выходить, несмотря на трудности. А бессмысленных нытиков гоните прочь", - пишет в блоге входящей в коалицию партии "Демократический выбор" её лидер Владимир Милов.

Выборы как трибуна

"Это тоже форма политической борьбы. Очень важная форма. И замечу, мирная форма политической борьбы. И легальная, законная форма. Даже на фоне этого столкновения, регистрации или не регистрации, оппозиция уже может заявлять свою позицию", - сказал в интервью "Эху Москвы" бывший сопредседатель партии РПР-Парнас Владимир Рыжков.
Политолог и сторонник Демократической коалиции Георгий Сатаров доказывает, что только на выборах оппозиция может эффективно обличать власть и мобилизовать своих сторонников.
"В России имеется только одна сфера всеобщего и официального публичного действия — выборы. Это та сфера, которая постоянно обнажает для огромного числа людей тотальный произвол власти. Она неизбежно остается в полюсе общественного внимания, что подтверждает пример последнего омерзительного произвола в Новосибирске. Эти невинные преступления власти обладают мобилизующим потенциалом взращивания протеста, что возможно только при одном условии — постоянное участие оппозиции в выборах. И именно от этого нам предлагают отказаться", - полемизирует Сатаров с оппонентами в статье в "Ежедневном журнале".
"ПАРНАС удалось доказать, что выборы можно выигрывать, даже когда тебя на них не пускают. Технологи знают: избирательная кампания – это непрерывный процесс, и, проигрывая, ты должен делать это так, чтобы увеличивать свои шансы завтра", - поддерживает Сатарова политолог Александр Кынев, который сидел в президиуме на учредительном собрании Демократической коалиции.

Марафонец ПАРНАС

Кынев доказывает в статье в интернет-издании "Слон", что, применяя такие приёмы против Демкоалиции под флагом партии ПАРНАС, власть проигрывает, так как теряет лицо и обнажает свои слабости.
"ПАРНАС же выигрывает в любом случае, так как играет вдолгую – на этих выборах она среди хронических спринтеров единственный марафонец. При этом она заставляет власть противоречить самой себе, выходить из привычных пиар-схем, менять стратегию "на коленке", действовать в ситуации форс-мажора. По сути, она заставляет власть меняться. И даже не важно как: негативные сценарии тоже разрушают статус-кво и приближают развязку", - уверяет Кынев.
Не все, впрочем, уверены, что нынешнюю российскую власть волнует её имидж, тем более - имидж в глазах либералов.
"У нас в голове есть ложное, на мой взгляд, предположение, что "власть хочет хорошо выглядеть и делать вид, что соблюдает демократические нормы и политичесую конкуренцию". Перед кем она так хочет выглядеть? Раньше считалось, что перед Западом. Но сейчас это смешно, потому что после 300 трупов в малазийском боинге, после зеленых человечков, захватывающих органы власти другого государства, после участия в войне с Украиной, где количество "200-ых" посчитать затруднительно - ну какие могут быть идеи по поводу "изобразим соблюдение демократических норм и конкурентных выборов"? - журналист и политтехнолог Марина Литвинович доказывает на своей странице в Facebook, что надежды оппозиционеров, что их пустят на выборы, были беспочвенны.
"Не нужен этот маскарад и гражданам России. Придя на выборы, гражданин, безусловно, получит "широкую политическую конкуренцию" у себя в бюллетене, куда будут вписаны партии - начиная от думских и, заканчивая одобренными АП спойлерами и карликами", - продолжает Литвинович.

Бомба под системой

Впрочем, у лидера Демократической коалиции Алексея Навального надежд, что либералов пустят поучаствовать в выборах, уже не осталось.
"То, как вчера оппозицию выкинули из избирательных бюллетеней в Сибири, повторится завтра по всей стране. Этот же сценарий будет использован и для выборов в Госдуму, - написал Навальный сразу после того, как избирком Новосибирской области отказал Демкоалиции. - Настоящую оппозицию не пустят, не настоящая ("умеренная", "системная" - как угодно можно её называть) пройти барьер не сможет, потому что никому она не нужна. В Думе снова на пять лет поселятся адские упыри и некому будет даже спорить с ними с трибуны. Политического представительства нормальные люди, в огромном количестве имеющиеся в России, не получат".
Такая ситуация, по мнению многих комментаторов-либералов, может быть опасна для России.
"Вытеснение из легальной политики принципиальных и последовательных критиков режима – это вовсе не удар по оппозиции. Это бомба под политической системой, которая в итоге уничтожит ее вместе с государством, - предостерегает в статье в газете "Ведомости" екатеринбургский политолог Фёдор Крашенинников. - Очередные сотни и тысячи молодых, энергичных и убежденных в своей правоте людей будут поставлены перед фактом, что бороться за свои идеи через методичное соблюдение законов, через прозрачные и честные процедуры в легальном поле затратно, унизительно и, самое главное, совершенно неэффективно".

Источник: www.bbc.com

Борис Вишневский об истории отказов в приеме подписей.

Б.Л.Вишневский
Отказ в регистрации списка «Парнас» на выборах в Новосибирске — событие возмутительное (судя по тому, как проходила проверка сданных подписей и на основании чего они «браковались»), но далеко не новое.
Те, кто в Новосибирске столкнулся с беспределом со стороны избиркома, большей частью пришли в практическую политику на волне протестов 2011—2012 годов. И потому не знают, что технология «отбраковки» нежелательных участников выборов, сдающих подписи для регистрации, была отработана до мелочей еще в нулевые годы.
Эта технология опирается на избирательное законодательство, специально сконструированное для этой цели. И основанное на неявном (но прямо вытекающем из норм избирательных законов) принципе «презумпции виновности» оппозиционных партий и кандидатов.

Пожалуй, наиболее рельефно этот принцип проявился в Петербурге в 2007 году, когда список «Яблока» не был допущен к выборам в Законодательное собрание.

Тогда партию обвинили в наличии 13% «бракованных» (при допустимом максимуме 10%) подписей в отобранных для проверки подписных листах и к выборам не допустили. При этом 8% «бракованных» подписей насчитала паспортная служба, сочтя, что представлены неполные или неверные адреса граждан и их паспортные данные. Эти подписи закон называет «недействительными». И еще 5% подписей «забраковали» по результатам почерковедческой экспертизы ГУВД, чьи эксперты решили, что либо сами подписи, либо даты их проставления выполнены «другими лицами». Проще говоря, подпись (или дату), по мнению экспертов ГУВД, ставил не тот человек, чьи данные указаны в подписном листе. Привлекать к проверке подписных листов экспертов — в том числе специалистов государственных органов — избиркому разрешает закон.
Партия решила оспорить выводы о «неправильных» подписях — и тут-то и проявились все особенности избирательного закона. Как уже сказано, явно не случайные.
Во-первых, закон установил право избиркома по своему усмотрению использовать заключения экспертов. Они «могут служить основанием» для объявления подписи недействительной или недостоверной. А могут и не служить.
Иначе говоря, когда надо отказать партии в регистрации, — избирком может безоговорочно довериться любой, даже самой безграмотной и содержащей ошибки «справке УФМС» или «акту почерковедческой экспертизы», забраковав на их основании любое число подписей. Заметим: расчеты показали, что почерковеды ГУВД тратили на проверку одной подписи от 30 до 40 секунд, что заведомо не позволяло качественно выполнить эту работу (при проведении судебных почерковедческих экспертиз требуется значительно большее время, измеряемое десятками минут, а то и часами, и при обязательном наличии образцов проверяемого почерка).
В свою очередь, когда надо, напротив, зарегистрировать «нужную» партию — можно не обратить внимания на реально установленные экспертами нарушения. К тому же никакой ответственности за качество своих заключений «привлеченные эксперты» не несут. Окончательный вывод о «правильности» подписей делают члены избиркомов, при этом они не обязаны этот вывод аргументировать.

Во-вторых, никакие доказательства подлинности данных об избирателях или поставленных ими подписях избиркомами могут быть не приняты: закон не обязывает их это делать.
Так, пытаясь оспорить «справки УФМС», представители «Яблока» нашли сотни ошибок у паспортной службы, которая вела проверку по устаревшей компьютерной базе (в доказательство были представлены копии паспортов граждан). Часть листов в справках была настолько «анонимной», что на них не было указано даже название проверяемой партии. Во многих случаях одна и та же подпись браковалась по нескольким основаниям и учитывалась в списке «бракованных» дважды.

Однако городская избирательная комиссия — за редкими исключениями — никаких ошибок экспертов не признала. Или назвала их «техническими», вызванными «человеческим фактором», и отказалась исключить соответствующие подписи из числа «забракованных». Заметим: ровно за такие же «технические» ошибки при заполнении подписных листов избирком безоговорочно признавал соответствующие подписи недействительными.

Что касается почерковедческой экспертизы, то здесь все еще печальнее. «Яблоко» представило альтернативное заключение от независимых почерковедов с 20-летним стажем, имеющих соответствующие лицензии, — в нем утверждалось, что претензии почерковедов ГУВД в более чем 100 случаях были неосновательны. Но горизбирком это заключение не признал, потому что оно сделано негосударственным органом. Между тем «Яблоко» не имело возможности обратиться к государственному органу — ЭКЦ ГУВД, поскольку он уже дал свое заключение, а «альтернативного» государственного органа, который мог бы провести экспертизу, нет в принципе.

Наконец, апофеозом этого «театра абсурда» стал тот факт, что десятки граждан, чьи подписи в поддержку «Яблока» были объявлены «недостоверными», либо представили нотариально заверенные заявления о том, что они лично ставили подписи, или были готовы прийти на заседание горизбиркома, чтобы это подтвердить.
И что? А ничего: горизбирком просто отказался вызвать их на заседание, заявив, что мнение граждан его не интересует. А на заседании Центризбиркома, куда приехали несколько граждан, чтобы лично подтвердить подлинность своих подписей за «Яблоко», им прямо заявили: «Подписи не ваши — у нас есть мнение специалиста». Как говорится, «Без бумажки ты — букашка»…

Таким образом, избирком может произвольно «забраковать» подписи — а потом оппозиция должна в суде доказывать, что подписи в ее поддержку «верные». И что она их не подделывала (то есть не совершала уголовного преступления).
По сути, это дает избиркомам возможность во внесудебном порядке и фактически произвольно ограничивать избирательные права граждан.
Без исправления закона, устанавливающего эту систему «презумпции виновности», ситуации, подобные петербургской или новосибирской, обречены на повторение.

Источник: www.novayagazeta.ru